Tuesday, April 26, 2016

Антимиграционная служба Украины


25 апреля 2016 г.

Чиновники продолжают отказывать в статусе политических беженцев активистам Евромайдана и добровольцам в зоне АТО

Нелюстрированная гидра Миграционной службы не просто работает против имиджа страны – она отталкивает ярых сторонников Украины в мире. Чиновники, которые крепко держатся за кресла еще со времен Януковича, продолжают отказывать в статусе политических беженцев активистам Евромайдана и добровольцам в зоне АТО, зато массово берут взятки.

Я отказываюсь от получения статуса политического беженца.

Запуганные девочки во главе с «вечной» госпожой Науменко из Управления по делам беженцев могут откупоривать шампанское. Больше о вас не будут вспоминать в СМИ по моему поводу, а я закончу два года мытарств: бессмысленных процедур, отказов, собеседований, печатей в справках, очередей в коридорах. Вас нельзя изменить уговорами, вас надо «бить» в СМИ. Бить, пока вы сами не поймете абсурдность того, что делаете, и не уйдете оттуда, чтобы качественно изменить сталинскую систему.

В последние дни ноября 2013-го года я организовал первую акцию в поддержку Евромайдана в столице Кыргызстана – Бишкеке, где жил тогда. Несмотря на то, что на мероприятие пришло меньше 10 участников, мне было важно показать нашу солидарность с украинцами в трудные времена. В январе и феврале были еще две акции в поддержку украинской Революции достоинства в стране, где безгранично властвует давление российских СМИ, а руководители столичной милиции не гнушаются тратить время на «общение» с активистами и требовать «предупреждать о проведении подобных мероприятий». В то время Кыргызстан активно тянули в Таможенный союз, против чего активно выступали мои собратья, в том числе на публичных акциях.

Пророссийские СМИ организовали целую волну публикаций обо мне, в лучших традициях «киселевщины» назвали «агентом Госдепа», «бандеровцем», «педофилом», «героиновым наркоманом», «кокаиновым бароном», «гей-активистом» и так далее. После полного игнорирования с моей стороны ФСБшные кураторы устроили показательную акцию с сожжением моей фотографии возле американского посольства в Бишкеке. Прочитайте статью об этом, чтобы понять, в каких терминах писали уже тогда местные журналисты про меня; там, где общее ругательство и псевдо-расследования – нечего и вспоминать.

После этой «акции» на меня началась настоящая охота в городе, приходилось ночевать у случайных знакомых, потому что у подъезда дежурили подозрительные лица, которых в Украине принято называть «титушками». 8 марта я выехал из Кыргызстана в Украину, родину моей семьи, и через некоторое время обратился в Миграционную службу за статусом политического беженца. Достаточно очевидная история?

Однако, после почти года рассмотрения дела, чиновники Киевского управления миграционной службы отказали мне в этом и дали предписание «покинуть Украину в течение пяти дней». Это при том, что Управление по делам беженцев ООН признало меня беженцем еще в мае 2014-го. Новость вызвала невероятный праздник в киргизских СМИ, которые в то время активно писали о «бандеровцах» и «кровавой хунте». «Отщепенец и Украине не нужен» - едва ли не самый сдержанный заголовок по этому поводу в местных прокремлевских медиа.

Судебная тяжба, где юристы Миграционной службы убеждали печальных судей в том, что Кыргызстан – демократическая страна, а мне там ничего не грозит, тянется уже более года. Стало понятно, что моя попытка доказать, в том числе своим политическим оппонентам в Кыргызстане, мою правоту относительно обоснованности оснований бегства из Кыргызстана, провалилась. Не с этими чиновниками. Этим хоть кол на голове теши.

Кстати, мой случай – еще не столь вопиющий. Одесское управление Миграционной службы, например, через прокуратуру обратилось к российскому ФСБ «по информации» относительно российского активиста Петра Любченкова – соорганизатора марша «За федерализацию Кубани». В интервью мне в январе этого года Петр рассказывал, как сотрудники украинского ведомства откровенно смеялись с его антипутинской активности. «Руководитель областного отделения смеялся мне в лицо и говорил, что он против НАТО, а георгиевская лента — не символ рашизма», - вспоминал Любченков. Догадываетесь, как отреагировали на жалобу в главном управлении Государственной службы? Проигнорировали.

Проверенных временем и неизвестными нам «связями» чиновников Миграционной службы не берет ничего: ни расследования BBC, ни сюжеты по ТСН, ни общественное возмущение относительно отказа в статусе беженца белорусу, который воюет в Донбассе. Их не меняют даже аресты за взятку в 150 тысяч гривен, которые требовали именно за предоставление статуса беженца. Интересно, что сообщений о задержках «на горячем» именно по делам беженцев крайне мало, сотрудники службы «зарабатывают» на гражданах Украины, иногда до суда доходят только «смешные» дела о небольших взятках в 2-3 тысячи гривен.

Понятно, что доказать какие-то подозрения в отношении директора Департамента по делам иностранцев и лиц без гражданства Натальи Науменко невозможно, она и так официально зарабатывает более 13 тысяч гривен ежемесячно, а ее муж – более 1,3 миллиона за год. О том, что именно под ее руководством этим департаментом с 2013 года не прекращаются скандалы вокруг отказов в статусе беженца и коррупционные новости – дежурному директору ничего не говорит, «специалисты», пусть там с насколько сомнительной «историей достижений», должны оставаться там, где они есть.

Только общественное внимание может помочь подвинуть «вечных» чиновников из ведомства, которое позорит Украину в глазах соотечественников по всему миру и отпугивает наших потенциальных сторонников за рубежом. Призываю всех, кто получает незаконные отказы в статусе беженца, безразлично, из какой страны, обращаться ко мне со своими историями. Если таких колонок будет 10-20 в месяц, «дельцы» в Миграционной службе не будут чувствовать себя настолько безнаказанно, а может и кадровое обновление не заставит себя ждать. Другого пути заставить чиновников работать эффективно – не существует. Именно для этого я выхожу с процедуры с неопределенным статусом – со стороны можно сделать гораздо больше для «собратьев по несчастью», чем сейчас.

К тому же, после выхода из процедуры получения статуса политического беженца мне придется в той же Миграционной службе начинать новую – с получения разрешения на временное проживание и трудоустройство. Кто знает, как посоветует коллегам «оформлять» меня госпожа Науменко после этой колонки?

Илья Лукаш

No comments:

Post a Comment

Note: Only a member of this blog may post a comment.