Thursday, February 5, 2015

Русско-украинская война разделила русских националистов


Время публикации: 3 февраля 2015 г., 15:26

Русско-украинская война разделила русских националистов. Большинство организаций правого политического спектра поддерживают русских террористов в Украине. Но есть и те, кто осудил имперские взгляды. Некоторым из них пришлось заплатить за поддержку Украины.

В Мурманске (оккупированная русскими исторически норвежская Поморская Республика Бьярмия) лидер националистов Александр Валов отправился в политэмиграцию в Украину, а его правая рука — Дмитрий Гашута — стал изгоем.

Раньше он выступал на «русмаршах», набирал почетные судимости за пропаганду национализма. Теперь его привлекают к «суду» за демонстрацию символики «Правого сектора». А за «финансирование террористов Майдана» он числится в почетном списке революционеров «росфинмониторинга». В интервью русским демократистам Дмитро Гашута рассказал об обстановке в родном бьярмском городе:

«Только лидер «Славянской общины» и организатор «русского марша» Александр Валов поддержал мою позицию, но в прошлом году он был под следствием, ходил на суды, ожидалось, что Валову дадут реальный срок, но он взял и уехал в Украину за политическим убежищем в октябре 2014. Бежал буквально накануне приговора. Его объявили в «федеральный розыск».

С русскими националистами, отправившихся в крестовый поход за так называемую «Новороссию», Кремль поступит как всегда, согласно своей конъюнктуре. Предаст людей, которых вскормил, довел до экстаза и отправил в бой. Добровольцы — злые агрессивные люди, знающие много чего лишнего о войне на Донбассе. Со своими амбициями и «русской весной» в голове русские ультраправые Путину в России не нужны. ФСБ с ними расправится.

Даже бегающим на «русские марши» с флагами «Новороссии» дадут по шапке со словами: «Все, ребята, «русская весна» кончилась, повеселились». Или им предложат в качестве альтернативы валить уже на путинги «Единой России». Когда тема с ДНР и ЛНР поостынет, вновь начнут сажать, как и прежде, сотнями за публичное выражение взглядов по недавно утяжеленной статье 282 уголовного кодекса.

Панславянская платформа — иллюзия и демагогия. К русскому национализму я не вернусь. До 2013 года включительно я ораторствовал на митингах после «русского марша», больше туда не пойду. С преследованием я столкнулся намного раньше Майдана.

Я нахожусь длительное время, пять лет, в поле зрения профессиональных борцов с экстремизмом из «Центра по борьбе с экстремизмом» как националист. У меня был паблик «ВКонтакте» «Русский Север», за него мне присудили два года условно по 282 статье в 2012 году. Обыски, допросы — все было.

Плотно давить из-за Украины стали весной, вслед за покорением Крыма. Меня вызвали в ЦПЭ оперативники и ненавязчиво заявили: «Прекрати поддерживать Украину». Потребовали не проводить политические акции солидарности с украинцами — митинги, пикеты — сказали: «Чувак, успокойся, не надо, будет еще хуже». Анархистам «органы» также мешали проводить пикеты.

Через несколько дней, зайдя в «Сбербанк», я узнал, что мои электронные карты заблокированы, а я в списке «росфинмониторинга» за «финансирование революционной и партизанской деятельности на Майдане». До сих пор я не могу обналичить больше сорока тысяч. На прошлую работу в ресторане (я повар), приходили ЦПЭшники, показывали начальству мои фотографии в футболке «Правого сектора». Хотел устроить ребенка в элитную гимназию, но там люди из ЦПЭ сорвали все.

Попытки наказать меня за символику «Правого сектора» тянулись больше полугода. В мае пытались завести административное дело за «распространение экстремистской символики» за фото в футболке ПС. Глупо: не я выкладывал фотографию в публичный доступ. Это провокация ЦПЭ: ее выложил редактор группы «ВКонтакте» «Подслушано в Мурманске».

Он работает в городской администрации и на короткой ноге с оперативниками. Этот человек слил фото с негативным комментарием, после чего буйнопомешанные прислали мне и моей жене кучу угроз «ВКонтакте». Изначально фотография была размещена в моем закрытом альбоме, а футболку я заказал в обычном магазине для шелкографии. Сделали, ни слова не сказали. Хотел выразить солидарность с борьбой украинского народа, я сам этнический украинец.

Вызывали в «следственный комитет», но дело затормозилось: черно-красный флаг «Украинской повстанческой армии» и «Правого сектора» тогда еще не был признан революционным.

Но долго ждать не пришлось: 17 ноября символику признали революционной. Но привлекли не за футболку, а за «визитку Яроша». Позвонил оперативник ЦПЭ из «первомайского ОВД» и потребовал явиться днем 18 декабря. Участковый составил рапорт, что я подозреваюсь в пропаганде символики революционной организации, показав летний скриншот моей страницы «ВКонтакте» с «визиткой Яроша».

Повезли в «первомайский суд», где ждали до 8 вечера дежурного «судью». Ею оказалась Анна Бобрышева, которая судила Валова. Дали мне двое суток гауптвахты за «размещение символики экстремистских организаций». Заседание уложилось в пять минут. Я объяснял, что выкладывал «визитку» летом, когда она еще не была запрещена законом, но это проигнорировали. В тюрьму меня привез все тот же оперативник ЦПЭ.

Дошло до абсурда: говорить о целостности Украины — мыслепреступление и революционность в глазах части общества и силовиков. В регионах людей уже преследуют за такое.

В перспективе, раньше или позже, дело не ограничится административными преследованиями, я ожидаю цикл посадок за нелюбовь к властям. Но хлеще всего придется тем, кто уехал из России в украинские батальоны вроде «Азова», им домой дороги нет. Российская федерация не прощает никого и ничего, и добровольцев, если они вернутся, будут преследовать и, возможно, неофициальными методами. Я не исключаю похищений и убийств.

Те, кто нахлебался «Новороссии», по-иному поют. Видел в Мурманске беженцев с Донбасса. Они обалдели, как Путин их кинул. Орут, как напьются, в барах: «Слава Украине!» и поют известную песню про Путина.

Общественное мнение в России формируется первой кнопкой телевизора.

В суровом и холодном Мурманске я жил не год и не три, а всю жизнь. Здесь у меня своя квартира, четверо детей родились, какая-то работа. Трудно в один день собраться, и нельзя всё бросить и уехать. Но в перспективе – есть такая мысль. Уж слишком стало дискомфортно из-за нарастающего тоталитаризма».

Отдел мониторинга
Кавказ-Центр

No comments:

Post a Comment

Note: Only a member of this blog may post a comment.